Государь, глава 17, О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх

О том, за что людей, в особенности Государей, восхваляют или порицают Теперь остается рассмотреть, как государь должен вести себя по отношению к подданным и союзникам. Но, имея намерения написать нечто полезное для людей понимающих, я предпочел следовать правде не воображаемой, а действительной — в отличие от тех многих, кто изобразил республики и государства, каких в действительности никто не знал и не видывал. Ибо расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру. Из чего следует, что государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности. Если же говорить не о вымышленных, а об истинных свойствах государей, то надо сказать, что во всех людях, а особенно в государях, стоящих выше прочих людей, замечают те или иные качества, заслуживающие похвалы или порицания. Что может быть похвальнее для государя, нежели соединять в себе все лучшие из перечисленных качеств?

И о том, что лучше: внушать любовь или страх

Джонатан Пауэлл - Новый Макиавелли Тони всегда выигрывал в политических битвах. Гордону не удавалось остановить замыслы Тони - он только замедлял и усложнял процесс, и в итоге Тони не смог пожать плоды своих реформ, пока лейбористы оставались у власти. В целом период премьерства Тони отмечен прискорбной потерей времени и напрасной тратой усилий. Гордона называли"мягким левым" старой закалки; более левым, чем Тони,"настроенный" на представителей"Средней Британии", колеблющихся и потому способных создать перевес; называли справедливо.

Вопросы, которые рассматривает Макиавелли:: «Что лучше: внушать любовь или страх » — «Как государи должны держать слово » — «Каким.

26, Что лучше для государства: Теоретически можно дать на это здравый и даже исчерпывающий ответ. В то время, когда студенты гуманитарных наук только постигали азы философии и политологии, в коридорах вузов ходили слухи, что книга итальянского мыслителя Никколо Макиавелли"Государь" является настольной в Администрации и у самого Президента.

Совершенно очевидно, что существует значительное сходство между нынешним политическим режимом, нашедшим свое выражение в карательных законах, и учениями Макиавелли. Коль речь заходит о жестокости и милосердии, то позволю познакомить вас с важными главами его книги. Эти строки веками давали государям возможность отходить от добра ради благих государственных целей. Перед нами сухие, точные, лаконичные, богатые мыслями слова:

Чезаре Борджа многие называли жестоким, но жестокостью этой он навел порядок в Романье, объединил ее, умиротворил и привел к повиновению. И, если вдуматься, проявил тем самым больше милосердия, чем флорентийский народ, который, боясь обви-нений в жестокости, позволил разрушить Пистойю. Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости.

Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствуют беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица. Новый государь еще меньше, чем всякий другой, может избежать упрека в жестокости, ибо новой власти угрожает множество опасностей.

О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх. А именно: люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно.

Такими войсками вос- пользовался недавно папа Юлий: Сами по себе такие войска могут отлично и с пользой послужить своему госу- дарю, но для того, кто их призывает на помощь, они поч- ти всегда опасны, ибо поражение их грозит государю ги- белью, а победа -- зависимостью. Несмотря на то что исторические сочинения содержат множество подобных примеров, я хотел бы сослаться на тот же пример папы Юлия.

С его стороны это был крайне опрометчивый шаг -- довериться чужеземному государю ра- ди того, чтобы захватить Феррару. И он был бы наказан за свою опрометчивость, если бы, на его счастье, судьба не рассудила иначе: Флорентийцы, не имея войска, двинули против Пизы десять тысяч французов -- что едва не обернулось для них худшим бедствием, чем все, какие случались с ними в прошлом. Император Константинополя, воюя с сосе- дями, призвал в Грецию десять тысяч турок, каковые по окончании войны не пожелали уйти, с чего и началось по- рабощение Греции неверными.

Итак, пусть союзническое войско призывает тот, кто не дорожит победой, ибо оно куда опасней наемного. Со- юзническое войско -- это верная гибель тому, кто его призывает: Короче говоря, в наемном войске опаснее нерадивость, в союзническом войске -- доблесть. Поэтому мудрые государи всегда предпочитали иметь дело с собственным войском. Лучше, полагали они, проиг- рать со своими, чем выиграть с чужими, ибо не истинна та победа, которая добыта чужим оружием.

Без колебаний сошлюсь опять на пример Чезаре Борджа. Поначалу, когда герцог только вступил в Романью, у него была французс- кая конница, с помощью которой он захватил Имолу и Фор- ли.

Как понять - это любовь или просто страх одиночества?

Государь О том, за что людей, в особенности государей, восхваляют или порицаю Теперь остается рассмотреть, как государь должен вести себя по отношению к подданным и союзникам. Зная, что об этом писали многие, я опасаюсь, как бы меня не сочли самонадеянным за то, что, избрав тот же предмет, в толковании его я более всего расхожусь с другими.

Но, имея намерение написать нечто полезное для людей понимающих, я предпочел следовать правде не воображаемой, а действительной в отличие от тех многих, кто изобразил республики и государства, каких в действительности никто не знавал и не видывал. Ибо расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру.

Если ты псих как я или хочешь стать Психоделиком Х) то иди в зоопарк и найди там хищников, лучше Льва, он будет за решеткой - не.

Лидия Апасова Высший разум 2 года назад НюМакиавелли в своем произведении"Государь" дает рекомендации правителю как себя вести в разных обстоятельствах правления страной, о щедрости и бережливости, о жестокости, милосердии и о том, что лучше: Что нельзя быть только добрым и неуклонно им следовать - это не в природе, не в натуре человека. О том, как государь должен держать слово, каким образом избегать ненависти и презрения.

Как избежать льстецов, как подбирать советников и войско Главный вывод, что при правлении - цель оправдывает средства. Ненависть государи возбуждают хищничеством и посягательством на добро и женщин своих подданных. Презрение государи возбуждают непостоянством, легкомыслием и нерешительностью.

Глава . О жестокости и милосердии и о том, что лучше внушать: любовь или страх

Как перестать бояться любви Вы боитесь полюбить? Мысли о любви вас пугают? Шрамы от любви могут заставить вас избегать новых отношений из страха почувствовать боль снова.

Из этой двойственности, обязательно Государя, вытекает вопрос: что для Государя лучше — внушать ли страх или любовь что для него.

Баринов - Эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философии Добавил а Социология Д. Анализ эволюции представлений о страхе и тревоге в истории философии показывает, что в работах многих философов предприняты попытки изучить природу страха и тревоги, дать им антропологическое и онтологическое обоснование, классифицировать формы и виды страха, продемонстрировать его связь с другими состояниями психики.

Важной составляющей философских теорий является анализ социальных аспектов страха и тревоги как элементов социального поведения и управления. ХХ век в истории человечества был эпохой невиданных потрясений, поставивших под сомнение ключевые ценности человеческой культуры и бытие самого человека. Не случайно в ХХ веке получили распространение научные теории, предрекающие катастрофический исход человеческой цивилизации.

Пугающие перспективы развития мировой цивилизации, глобальные проблемы, природные катаклизмы, неизвестные ранее и неожиданно возникающие вирусы — все это не вносит в жизнь современного человека уверенности в завтрашнем дне. Лучшим подтверждением тому служит глобальный экономический кризис, потрясший основы мировой экономической системы и поколебавший потребительские идеалы современного общества.

Не случайно сегодня не уменьшается интерес к страху и тревоге.

О ЖЕСТОКОСТИ И МИЛОСЕРДИИ И О ТОМ, ЧТО ЛУЧШЕ: ВНУШАТЬ ЛЮБОВЬ ИЛИ СТРАХ

На выходных ознакомилась с настольной книгой нашего президента по некоторым источникам перед его первыми выборами. И вот несколько особенно замечательных выдержек: Что может быть похвальнее для государя, нежели соединять в себе все лучшие из перечисленных качеств?

Так, страх бесчестия (стыд) прямо соотносится с представлениями о В рассуждениях о том, что лучше — внушать подданным любовь или страх.

Никколо Макиавелли Его Светлости Лоренцо Медичи Соискатели милостей какого-нибудь государя имеют обыкновение угождать ему подношением самых дорогих своих вещей, а равно и тех, которые, на их взгляд, могут быть ему приятны; поэтому чаще всего государи получают в подарок скакунов, оружие, златотканую парчу, драгоценные ткани и тому подобные украшения, подобающие их званию. И вот я, желая представить Вашей Светлости свидетельство моей глубочайшей преданности, не нашёл среди своего добра ничего более дорогого и полезного, чем разумение деяний великих людей, приобретённое вследствие длительного испытания современных дел и непрерывного изучения древних.

Тщательно обдумав и пересмотрев свои мысли, я собрал их в небольшой книжке, которую и посылаю Вашей Светлости. Хотя я и не считаю этот труд достойным Вашего внимания, [однако] надеюсь, что по своей доброте Вы не отвергнете его, ведь это драгоценнейшее с моей стороны подношение позволит Вам за ничтожное время усвоить всё выношенное мной на протяжении долгих лет среди стольких скорбей и опасностей.

Я исключил из своего сочинения риторические ухищрения, громкие и звучные слова, любые другие внешние приманки и украшения, которыми многие уснащают и усовершенствуют свои писания, ибо я желал, чтобы оно привлекало к себе только разносторонностью взгляда и важностью предмета и ничем другим. Не следует считать самонадеянностью притязание человека низкого и даже ничтожного состояния судить и устанавливать правила поведения для государей. Художники, зарисовывающие местность, располагаются внизу на равнине, чтобы присмотреться к характеру гор и возвышенностей, а чтобы обозреть низменности, забираются на вершины.

Избавление от страха

Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно доступна! Узнай как избавиться от страхов, нажми здесь!